Свято-Троицкий Творожковский женский монастырь

Упование мое – Отец, прибежище мое – Сын, покров мой – Дух Святый. Троице Святая, слава Тебе! 

 Троица Рублёва

  

Церковь Христова

 

 "Русь святая! Храни веру православную!"

Православие есть истинное богопознание и богопочитание; православие есть поклонение Богу духом и истиною; православие есть прославление Бога истинным познанием Его и поклонением Ему; православие есть прославление Богом человека, истинного служителя Божия, дарованием ему благодати Всесвятаго Духа.

Дух есть слава христиан. Где нет Духа, там нет православия.

Нет православия в учениях и умствованиях человеческих: в них господствует лжеименный разум — плод падения. Православие — учение Святаго Духа, данное Богом человекам во спасение.

Где нет православия, там нет спасения.

(Свт. Игнатий Брянчанинов. Слово в Неделю Торжества православия.)

  

«Ангелы — свет монахам, монахи — свет миру».

(Преподобный Иоанн Лествичник.)

Монастырский Устав. Введение.

Устроение монашеской жизни основывается на учении Священного Писания и св. Отцов Церкви, а также на врожденном стремлении человеческого духа путем самоотвержения достигать высшего нравственного совершенства.

Целью монашества является теснейшее единение с Богом, стяжание благодати Божией, достижение высшего духовного совершенства.

Цель монашества достигается путем добровольного неуклонного выполнения христианских заповедей и основных монашеских обетов, среди которых важнейшее место занимают: нестяжание, целомудрие и послушание.  

Митрополит Антоний Сурожский.

Слово о монашестве.

Епископ Феофан Затворник в одном из своих сочинений говорит: «Бог да душа — вот монах». Бог да душа. Живой Бог и живая трепетная душа, преклонившаяся перед Богом, познавшая и возлюбившая так, что все на свете для этой души померкло, а сияет только Божия любовь. Бог да душа — это значит, что все содержание жизни монаха, все устремление его жизни — к Богу. Но это совсем не означает безразличия, холодности и отсутствия любви к твари и, особенно, к человеку.

В наставлении, которое говорится монашествующему перед постригом, дается строгая картина того, что должен ожидать монах или монахиня. Это радостное слово, возвещающее нам, насколько и каким образом мы можем последовать за Христом, уподобиться Христу, пройти Его путем. Это дивный путь! Это путь в жизнь — через Гефсиманский сад, и Крест, и сошествие во ад; но потом будет Воскресение и Вознесение ввысь с Богом — Воскресшим Господом нашим Иисусом Христом!

И нас спрашивают в начале монашеского подвига: берешься ли ты, обязуешься ли ты остаться в этой обители всю жизнь? И, кажется, что это обещание заключается только в том, чтобы пребыть среди данной братии или данного сестричества, чтобы никуда не уйти. На самом деле, речь идет о гораздо большем: не уйти никуда — это значит стать перед Богом — раз и навсегда! — зная, что если я не найду Бога здесь, я нигде Его не найду. И нечего искать Его по всей земле. Он тут! — если только раскроется подвигом твое сердце — крестным подвигом, любовным подвигом... Стой перед Богом! Стой неподвижно! Стуча в дверь и не ожидая, что сегодня она обязательно откроется; потому что Бог от нас ожидает верности. Он хочет измерить нашу жажду и наш голод по Нем.

Наш путь — это нищенство или нестяжательность, целомудрие и послушание. Это и есть монашеский путь. Путь крестный, путь самоотречения — не от себя, а от самого низкого, что есть в нас — для того, чтобы вырасти в полную меру роста Христова. Аминь.